Ахто Леви

Биография

Ахто Леви (эст. Ahto Levi), настоящее имя Леви Липпу (эст. Levi Lippu) (18 июня 1931 — 20 января 2006) — эстонский советский писатель, автор романа «Записки Серого Волка».

Леви Липпу родился в городке Курессааре на острове Сааремаа. Учился в начальной школе. В 1944 году был мобилизован гитлеровцами в части аэродромного обслуживания. При их отступлении был эвакуирован в Германию. После окончания войны был арестован, вывезен в СССР и помещён в фильтрационный лагерь. Оттуда он сбежал и в 1947 году вернулся на родину. Там он был арестован и отправлен в Томскую область. Из лагеря он вновь сбежал и по возвращении в Эстонию примкнул к «лесным братьям». Основной причиной его ухода к ним стало то, что ему сообщили, что его отец был убит чекистами. Однако впоследствии он узнал, что его отец был убит командиром отряда «лесных братьев», и он, убив командира и одного из его сообщников, сдался властям. В дальнейшем он сидел в Калужской и Кировоградской тюрьмах. Последние годы в заключении провёл в лагере посёлка Мысья Соликамского района.
После освобождения жил в Молдавии, в 1965—1967 годах работал в геологической экспедиции в Карпатах, затем до 1968 года рыбаком на Сахалине.
В 1968 году был издан его автобиографический роман «Записки Серого Волка», который был написан им в заключении. В 1972 году кинорежиссёр Владимир Басов экранизировал этот роман.
Впоследствии он написал ряд других произведений. Его произведения были переведены на ряд языков. Последние годы жизни жил в Москве и Тарту.
Скончался Ахто Леви 20 января 2006 года в Москве.

Библиография

Бежать от тени своей
Записки Серого Волка
Улыбка фортуны (продолжение «Записок Серого Волка»).
Мор (роман о воровской жизни, резне и Воровском законе)
Посредине пути
Такой смешной Король!
Повесть первая: Король
Повесть вторая: Оккупация
Повесть третья: Капкан

Источник Википедия




Сортировать по: Показывать:
Записки Серого Волка
Такой смешной король!
Вне серий


RSS

Kromanion про Леви: Такой смешной Король! Повесть первая: «Король» (Детская проза) 09 07
Две книги трилогии (потому что две собственно говоря и выложены) асилил. Первую и третью. В общем авторский замысел остался нераскрытым. То есть непонятным мне, читателю. В начале вроде как подросток познает мир, потом автор это бросает, а переходит к сложным судьбам эстонского народа в годы советской и немецкой оккупации, потом исчерпав эту скудную тему (скудную потому, что знания автора по теме видимо такие скудные), потом невнятные шараханья, потом попытка неуклюже описать мир детского восприятия, и что детская чистота спасет мир (крестовый поход детей, слышали) потом цепь неуклюжих шараханий автора между темами и героями, потом скомканый конец, и все.
Очень затрудняют чтение возможно потерявшиеся при сканировании звездочки. В результате два стоящих рядом абзаца может разделять 5 лет, это неоткуда не видно, и в голове происходит несостыковка когда ты это читаешь.
Для оригинальности автор принялся говорить о мальчике в третьем лице как о коронованной особе, что то вроде "на завтрак его величество получило от поданных миску картошки и две затрещины за ерзанье за столом". Иногда забывает, потом спохватывается и начинает снова орудовать протокольным языком. Поначалу забавно, потом начинает напрягать. Кроме того, русский язык автора очень корявый, сразу видно - не родной.
Единственное что запомнилось - как же эстонцы ненавидят русских. Просто лютой ненавистью, это прорывается на всех страницах. И хоть автор спохватывается и дает ГГ в друзья русского мальчика - книга писалась во времена СССР, и подлизнуть идеологам являлось обязанностью, иначе б вообще запретили - столько ненависти в этой книге, что она все время прорывается. Я все ловил себя на мысли, если человек в Союзе писателей СССР так писал, как было дело в действительности. Что там памятник освободителям, удивительно что вообще не устроили погромов и не выкинули русских штыками.
Не скажу, заслужена русскими или нет эта ненависть, но она есть и видимо будет еще очень долго.
В общем это далеко не мастрид, даже для эстонцев. Предлагаю оставить эту книгу в восьмидесятых и более к ней не возвращаться.

X